г. Иркутск, ул. Франк-Каменецкого, 28/3
+7 (3952) 20-15-75

(3952) 20-15-75

Консультация

Ваше имя
Неверный ввод

Номер телефона(*)
Введите номер телефона

Необходимо согласие на обработку данных

Специалистам

Ученые Томского политехнического университета разработали метод ультразвуковой диагностики гайморита с повышенной точностью. На основе этого открытия планируется создать диагностический прибор.

Об этом сообщает пресс-служба вуза. Ультразвуковая диагностика гайморита более безопасна по сравнению с рентгеном, но, как правило, сами аппараты имеют очень высокую цену, при этом результат они дают далеко не всегда точный. Ученые ТПУ решили создать аппарат, который будет избавлен от избыточного функционала и при этом сможет проводить диагностику с большей точностью.

“Схема работы устройства такая: ультразвуковая волна проходит через ткани и достигает границы раздела сред между жидкостью и воздухом, отражаясь от этой границы, волна возвращается. Зная время пути волны и плотность жидкости, можно определить уровень заполнения пазухи”, – пояснил разработчик прибора Андрей Солдатов.

Точность должна повыситься за счет нового способа компенсации погрешности измерения. “Суть в том, чтобы найти начало эхоимпульса. Сейчас большинство приборов использует такой принцип: задается некий уровень приема сигнала, он начинает фиксироваться, только когда волна преодолевает этот уровень. Но ведь сигнал начинает идти гораздо раньше, просто до установленного уровня он не заметен из-за сопутствующих шумов. Мы же разработали способ, который позволяет очень точно определять начало сигнала. Мы применяем две частоты — это может быть волна от второго источника излучения или волна удвоенной частоты, возникающей от основной частоты при прохождении через живые ткани”, – рассказалученый.

Предполагается, что устройство будет компактным: с размерами около 20×20 см. Объем жидкости в пазухе будет представлен на дисплее.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов при Министерстве здравоохранения и социальных служб США ужесточает контроль в отношении гомеопатических продуктов. В проекте руководства, выставленном на публичное обсуждение, предложен новый подход. Он основан на оценке рисков для здоровья потребителей.

Документ призван обновить политику в отношении гомеопатических препаратов. В категорию риска, в отношении которых агентство устанавливает приоритет регуляторных действий, попадают препараты:

- с имеющимися данными о проблемах с безопасностью;

- содержащие или претендующие на содержание веществ, потенциально опасных;

- имеющие путь введения, отличный от перорального и локального нанесения;

- предназначенные для профилактики или лечения серьезных и/или опасных для жизни заболеваний и состояний;

- предназначенные для уязвимых групп населения;

- не соответствующие стандартам качества, чистоты или содержанию активных веществ, как того требует законодательство. 

Примерами таких продуктов являются препараты для младенцев и детей, которые промаркированы, как содержащие беладонну и нукс-вомика, а также гомеопатические препараты, предназначенные для лечения сердечно-сосудистых заболеваний и рака. 

Как указано в заявлении регулятора, объем рынка гомеопатических препаратов оценивается в 3 млрд долларов. Это несет потенциальные риски большому числу потребителей, связанные с применением средств с недоказанным и не проверенным действием.

В течение этого времени FDA регистрировало увеличение проблем безопасности, включая серьезные нежелательные реакции, связанные с приемом гомеопатических препаратов и содержанием в них потенциально опасных веществ. Так, в сентябре 2016 года FDA предупредило о содержании белладонны в таблетках и гелях для прорезывания зубов - лабораторный анализ показал неравномерный, а иногда превышающий максимально допустимый уровень вещества. Аналогичная проблема возникала в 2010 году - проверка производственных площадок выявила отклонения от регламентируемых стандартов контроля качества.

Агентство выпустило предупреждения, связанные с безопасностью ряда других гомеопатических средств: интраназальных цинкосодержащих продуктов, вызывающих потерю обоняния, противоастматических гомеопатических средств, которые, как было показано, не эффективны при лечении заболевания.

Кроме того, в ноябре 2016 года Федеральная торговая комиссия США обязала производителей гомеопатических препаратов указывать на упаковке и рекламных материалах, что не существует никаких научных доказательств того, что продукт работает или предоставить компетентные и надежные доказательства, опровергающие этот факт.

Как отметил комиссар FDA Скотт Готлиб, во многих случаях люди вкладывают доверие и деньги в терапию, которая приносит мало пользы в борьбе с серьезными заболеваниями или, что хуже, наносит значительный и непоправимый вред. Агентство уважает желание людей использовать альтернативные методы лечения, но FDA несет ответственность за защиту общественности от продуктов, наносящих вред или не приносящих пользу потребителю.

 

Ссылка на оригинал: https://www.medvestnik.ru/content/news/FDA-zanyalo-jestkuu-poziciu-v-otnoshenii-gomeopaticheskih-preparatov.html

Рассказ от автора - Юлии Калининой

 

В практическом плане эта история может оказаться полезной для тех, у кого порой кружится голова. Таких людей много, и будет здорово, если они что-то для себя почерпнут. Но вообще она не о головокружениях. Она о том, как врачи долго и дорого лечат нас от недугов, которых нет. А о тех недугах, что есть, не догадываются. Почему это происходит? Я попыталась установить причину на собственном опыте.

**

Для начала каминг-аут. У меня время от времени кружится голова. Довольно давно уже, лет с двадцати пяти. Кружится, когда ее запрокидываешь. Или, наоборот, когда смотришь вниз. Или во сне, когда переворачиваешься на другой бок.

Накатывает такая фигня неожиданно и продолжается от нескольких дней до месяца. Постепенно голова кружиться перестает и может больше не делать этого целый год. Или два года. Или три. Никакой системы в ее поведении нет. Мне неизвестно, из-за чего она заводится и из-за чего останавливается.

Много раз я пыталась узнать, почему она кружится и чем все-таки ее лечить. Ходила к разным специалистам. Всех врачей, к которым я обращалась за свою жизнь, уже не припомнить. Но те, к кому я попадала в последние пять-шесть лет, точно были хорошими профессионалами.

Все они вели прием в государственных и коммерческих поликлиниках и медцентрах. Настоящие врачи, а не парамедики. Кого-то мне порекомендовали. К кому-то, накопив денег, я пошла сама, решив, что можно ему доверять, раз он работает в дорогом и престижном медучреждении, потому что плохого специалиста туда не возьмут.

Названий медцентров я здесь не упоминаю, чтоб не делать им рекламы-антирекламы. Но, поверьте, все они очень достойные, известные и работают в Москве много лет.

С головокружением надо идти к неврологу — это мне говорили в любой поликлинике. И терапевт тоже всегда направлял к неврологу. Поэтому я ходила к неврологам.

Неврологи очень тщательно меня обследовали. Простукивали молоточками, клали, мяли, направляли на УЗИ сосудов шеи, МРТ головного мозга и верхнего отдела позвоночника, требовали сдать всякие хитрые анализы крови.

По результатам исследований, на которые я тратила каждый раз порядка десяти тысяч, если не больше, выходило, что у меня, конечно, остеохондроз. Позвонки в шее смещены от работы на компьютере или, может быть, от родовой травмы. Из-за этого в шее зажимаются какие-то сосуды и нарушается кровоснабжение мозга. И кружится голова.

Неврологи писали ужасные диагнозы в заключениях. И какая-то энцефалопатия, и что-то васкулярное, и что-то вегетососудистое.

Я расстраивалась, конечно. «К сожалению, обратно позвонки не сдвинуть, — успокаивали добрые неврологи, — с возрастом будет хуже. Высокое давление, инсульт, вы в зоне риска. Но сейчас мы вас полечим, и вы будете чувствовать себя лучше. А вообще надо поменьше сидеть у компьютера, побольше спать, гулять, отдыхать, лечебная гимнастика и бассейн, вам очень полезно плавать».

Лечение у всех врачей было одинаковое — десять дней ходить на капельницы с какими-то укрепляющими сосуды препаратами плюс массаж, мануальный терапевт, иглоукалывание, физиотерапия и лечебная гимнастика. Или все вместе, или что-то на выбор. Но стоило оно в любом случае немалых денег.

Один раз я решила ограничиться капельницами. Голова через месяц действительно перестала кружиться, но прежде она и без капельниц переставала, так что большой веры в такое лечение у меня не осталось.

В другой раз у меня была жирная страховка, по которой оплачивались не только капельницы, но и процедуры. «Любой каприз за ваши деньги», — сказала невролог, выписывая толстую стопку направлений, и недели три я ходила в этот медцентр как на работу. Капельница, электрофорез, магниты, массаж, откручивание головы мануалом, иголки. Голова, однако, кружилась еще сильнее и перестала только после того, как мое лечение прекратилось и прошло опять около месяца.

Надо сказать, что давным-давно — лет десять, наверно, назад — я между делом рассказала про голову своей приятельнице. Она окончила в Москве медицинский институт еще в советские времена. Потом уехала за границу и работает там обычным врачом-терапевтом. «А как кружится голова — как на корабле или как на карусели?» — сразу спросила она. Я сказала, что скорее как на карусели. «Сходи к «ухогорлоносу», — посоветовала она. «Ухогорлоносом» в нашей молодости звали врача-отоларинголога. Приятельница объяснила, что голова кружится из-за кристаллов в ушах. Они у меня где-то оказались не на месте, а «ухогорлонос» их вернет куда надо элементарными манипуляциями. Они умеют, это несложно.

Таскаясь по неврологам, я иногда вспоминала этот странный совет и однажды решила ему последовать. Пошла к отоларингологу самой высшей квалификации, в платную солидную клинику с великолепной репутацией.

Вот, говорю, кружится голова. Верните мне на место кристаллы в ушах.

Отоларинголог высшей квалификации посмотрела на меня как на свалившуюся с неба дуру. Про кристаллы она и слыхом не слыхивала. «С головокружениями к неврологу. Вы зря ко мне пришли».

На этом с «ухогорлоносами» мои отношения закончились. А с неврологами продолжались вялотекущие.

***

Пару месяцев назад — в начале лета — голова у меня совершенно не кружилась. Причем не кружилась так давно, что я и думать про это забыла.

Без всякой связи с головой я решила осуществить давнюю мечту — записалась на курсы «легкого плавания», чтоб научиться плавать кролем длинные дистанции на открытой воде и переплыть в итоге Волгу в самом широком месте или даже Ла-Манш.

Вопреки уверениям неврологов в исключительной пользе плавания при остеохондрозе голова после третьего занятия начала опасно покруживаться. Я не сдавалась, продолжала обучение. Не бросать же, раз уплочено.

Отзанималась до конца курса. Но голова раскрутилась так сильно, как не раскручивалась никогда в жизни.

Хорошо она себя вела, только если смотреть прямо перед собой. Но от поворотов и наклонов вправо, влево, вверх, вниз начиналось стремительное вращение всего, что находится в поле зрения.

Спать я могла только сидя. Чтоб почистить зубы, приходилось раздеваться и залезать в ванну, потому что нагнуться к раковине было невозможно. Голова начинала кружиться так, что я в эту раковину запросто могла тюкнуться лбом. За рулем надо было глядеть только прямо, а парковаться по зеркалам, ни в коем случае не поворачивая резко голову. В общем, я была в отчаянии, если честно. Проклятая шея. Бедный мой мозг. Он же совершенно не снабжается кровью. Что делать? Опять двигать к неврологу? Но чем он поможет, если бесполезные капельницы и массаж — весь его арсенал.

В придачу к голове разболелся зуб. В стоматологии почему-то принимал врач-отоларинголог. Выйдя от стоматолога, я пошла к нему. Абсолютно непафосному специалисту. Благо не было ни очереди, ни записи. И рассказала про голову. И про кристаллы.

Диагноз был поставлен мгновенно: доброкачественное позиционное головокружение. «Вам нужно к отоневрологу, — сказал отоларинголог. — Он проделает с вами манипуляции. В Москве есть всего один специалист, который это сделает грамотно, и у него есть все необходимое оборудование. Если идти, то к нему».

И я пошла к нему. И все получилось. Три недели мучений и многолетнее ощущение угнетенности из-за «плохого кровоснабжения мозга» закончились через сорок минут.

Отоневролог надел на меня специальные очки, уложил на кушетку и стал как-то хитро и осторожно поворачивать. Сначала голова при каждом повороте нещадно кружилась. Было тошно, противно, хотелось немедленно сесть, чтоб унять вращение. Но к четвертой серии поворотов все как-то наладилось. Я переворачивалась и на левый бок, и на правый и предвкушала, как буду спать лежа — забытое счастье! — уже сегодня ночью.

***

Доброкачественное позиционное головокружение возникает из-за непорядков в вестибулярном аппарате. Остеохондроз, суженные сосуды и плохое кровоснабжение мозга с ним никак не связаны. Это все вообще из другой оперы.

Во внутреннем ухе у человека два рецептора — слуховой и вестибулярный, который непосредственно участвует в системе равновесия. Внутреннее ухо (ушной лабиринт) содержит кристаллы кальция. Они там лежат в так называемых мешочках и обеспечивают ощущение силы тяжести.

Эти кристаллы называются каналиты. Они могут разрушаться по разным причинам. Освободившиеся кристаллы могут выплывать из мешочков в полукружные каналы, заполненные жидкостью. Всего таких полукружных каналов три. Чаще всего каналиты заплывают в вертикальный канал. Но могут заплыть в любой.

Если они заплыли, изменение положения головы может вызвать сдвиг каналов, и тогда у человека появится ощущение вращения. Оно очень сильное. Продолжается меньше минуты, но вызывает тошноту, нарушение равновесия, и эти ощущения длятся часами.

Такие головокружения случаются и с детьми, и со стариками. Каких-то закономерностей, которые позволили бы указать их причину, не выявлено. По всей видимости, это особенности строения вестибулярного аппарата. Какая-то патология. Но довольно распространенная.

Вообще голова может кружиться от множества причин. Но выплывшие кристаллы — самая частая. Около 20% всех людей, страдающих головокружениями, страдают ими именно из-за того, что у них «отвязались» каналиты.

Лекарствами это не лечится. Массажами и мануалами — тоже. Выплывшие кристаллы нужно просто загнать обратно — туда, где они должны находиться. Именно это и сделал со мной отоневролог. Серией легких движений переместил выплывшие каналиты в ту область ушного лабиринта, где они не повредят системе равновесия.

Когда-нибудь они могут опять выплыть в полукружные каналы. Тогда я снова к нему пойду, и он их снова загонит на место. Поскольку это случается не часто, большой проблемы здесь нет.

***

Про интересное поведение кристаллов я написала у себя на страничке в соцсетях. Те, кто проживает в нашей стране, откликнулись комментариями типа «мой случай, дайте координаты врача, много лет грешу на сосуды и остеохондроз, травлюсь лекарствами, толку нет». Те, кто живет за рубежом, тоже удивились. Но не тому, что бывает такое головокружение, которое «чинят» манипуляциями, а тому, что в России про это мало кто знает. «У нас это делают физиотерапевты, таким манипуляциям учат на первом курсе», — написала шведка. «У меня такое же было, но меня сразу направили к ЛОРу», — написала израильтянка. «В Америке это лечится одним сеансом физиотерапии», — написала американка.

Отоневролог, который меня «чинил», рассказал, что медики сравнительно недавно узнали, что позиционное головокружение вызывается уплывшими кристаллами. Это стало известно только в 1995 году — из-за неудачной операции, проведенной канадским хирургом.

За прошедшие с тех пор 22 года зарубежная медицина «инкорпорировала» новое заболевание в свою систему медобслуживания, определив для него четкое место: как оно диагностируется, по каким симптомам, на каком этапе обследования, какими специалистами, кто лечит, кого учить лечить.

В нашей системе медобслуживания этого не произошло.

Да, многие специалисты знают про позиционное головокружение. Но многие и не знают.

Хотя если с головокружениями направляют к неврологам, неврологи-то уж обязательно должны о нем знать. И не просто знать. Оно должно быть включено в алгоритм их действий: прежде чем искать сужение сосудов и опухоль мозга, необходимо все-таки проверить, не из-за кристаллов ли у пациента кружится голова. Потому что если из-за кристаллов, тогда его нужно не по аппаратным исследованиям и капельницам гонять, а направлять к другому специалисту — отоневрологу.

Иначе система медобслуживания работает неэффективно. Пациенты не вылечиваются, а деньги тратятся огромные — и страховыми компаниями, и самими больными.

***

Кого спрашивать, почему доброкачественное позиционное головокружение у нас оказалось в подвисе? Министра здравоохранения? Но министр не может отслеживать все новости медицины и для каждой новости искать место практического приложения. Это не задача министерства. Это задача профессионального врачебного сообщества.

Для клинической практики нужны клинические рекомендации — конкретный перечень необходимых методов диагностики и лечения при определенном заболевании. На Западе такие рекомендации разрабатывают профессиональные ассоциации врачей различных специализаций. Ассоциация хирургов разрабатывает для хирургов, ассоциация терапевтов — для терапевтов, ассоциация неврологов — для неврологов. Этими клиническими рекомендациями врачи и руководствуются.

У нас все не так.

Клинических рекомендаций нет, и они не разрабатываются, и даже западные на русский язык не переводятся, хотя это было бы быстрее и проще. Прорехи в клинической практике заполняются скорее случайно, чем систематически.

«Мы лет десять всем рассказываем про доброкачественное позиционное головокружение на заседаниях Московского городского научного общества терапевтов, — сказал профессор Павел Воробьев, узнав про мои мытарства с головой. — Штука частая, людей травят бессмысленными лекарствами, а ларчик открывается просто. Да, бывают и другие причины головокружения, но обидно именно то, что большей части страдальцев можно помочь».

Московское городское научное общество терапевтов — профессиональная ассоциация. О′кей, она делает свое дело — рассказывает на заседаниях про позиционное головокружение. Но кто ее слышит? Горстка «живых» врачей, которых действительно интересует профессия. Остальным-то рассказывать бесполезно. Им нужен приказ главврача, где будет расписан алгоритм, как, когда и кого надо обследовать, чтоб обнаружить позиционное головокружение. Тогда они будут обследовать. Не будет приказа — не будут.

Такой у нас порядок — и в государственных медучреждениях, и в частных. Бюрократический. Надежный, проверенный временем.

Еще бы он работал, и было бы совсем хорошо.

***

Массаж воротниковой зоны, на который меня первым делом направляли неврологи, при позиционном головокружении, оказывается, вреден. «Будет еще хуже», — предупредил спаситель-отоневролог. Шея при таком головокружении обычно ужасно болит, да. Но она болит не из-за кривых позвонков, а из-за того, что мышцы все время пытаются удержать голову и остановить вращающуюся картинку.

И плавать тоже не полезно. Особенно кролем. Потому что положение, в котором находится тело, может спровоцировать массовый «заплыв» каналитов. Со мной, похоже, именно это и случилось. Так что Ла-Манш пока подождет.

P.S. Я прекрасно знаю, что будет после публикации этой статьи. Мне начнут звонить и писать разные люди, которым нужен отоневролог, чтоб узнать, где он принимает. Люди будут решать таким образом свои частные проблемы. И решат. Но статью я писала не ради решения частных проблем, а для того, чтоб высветить проблему общую. Системную. Система медицинского обслуживания не работает так, как должна работать. И кто-то из власть имущих должен наконец понять это. Признать проблему и взяться за ее решение.

Ссылка на оригинал: http://www.mk.ru/science/2017/08/03/kak-ya-vylechila-golovokruzhenie-posle-mnogoletnikh-mytarstv-khvatilo-soroka-minut.html

 

 

 

В петербургской Детской городской больнице имени Раухфуса четырем маленьким пациентам вернули слух, установив стволомозговые имплантаты. Это второй случай стволомозговой имплантации в истории отечественной медицины.

Об этом сообщает «ДокторПитер». Операции проводили детям в возрасте от одного года семи месяцев до пяти лет. Участвовали врачи больницы имни Раухфуса, их коллеги из НИИ уха, горла, носа и речи и специалист из Германии.

При установке стволомозгового имплантата нейромодуляция стимулирует слуховые подкорковые центры, а не слуховой нерв, как при кохлеарной имплантации. Это единственный способ восстановить слух пациентам с таким диагнозом, как, например, врожденное отсутствие улиток или слуховых нервов, полная оссификация улитки или тяжелые пороки развития.

Имплантат состоит из речевого процессора и многоканальной имплантируемой части, в составе которого есть стимулятор, референтный электрод и активный электродный массив.

В РФ первые три подобных операции провели в 2014 году на базе РНХИ им. Поленова, а в мире — около полутора тысяч раз.

 

Иркутские врачи выпустили книгу, которая обещает стать мировым бестселлером у детских хирургов

 

Весь опыт — в переплёт. Иркутские врачи выпустили пособие, которое обещает стать мировым бестселлером для хирургов. Какие наработки помогут спасти детей?

Два прокола и ювелирная работа хирурга. Врачи спасают новорождённого от серьёзной патологии — атрезии 12-перстной кишки. Эндоскопически такую операцию первыми в России начали делать именно иркутские доктора. Они стали пионерами в спасении малышей и при других заболеваниях желудочно-кишечного тракта. А сейчас весь свой опыт отразили в большом учебном пособии.

— Эта книга обещает стать национальным бестселлером в профессиональной среде детских хирургов России, потому что существующие ранее знания были разрознены. И наконец нам удалось их собрать в одном большом толстом издании, которое пестрит современными знаниями и современными технологиями, — говорит главный детский хирург СФО, заведующий Центром хирургии новорождённых ИМДКБ Юрий Козлов.

Непроходимость желудочно-кишечного тракта — наиболее частая патология у новорождённых. 24 главы, все о разных заболеваниях. Подробно расписано — как диагностировать, вылечить, прооперировать самым современным методом, без разрезов. Иллюстрации и пошаговые инструкции.

— Не все работают в крупных хирургических клиниках. Большое количество работает и в других клиниках, там, где они наедине со своими пациентами, и действительно трудно иногда принять правильное решение. И в этом плане эта книга может быть тем настольным руководством. Они там могут найти ответ на любой сложный вопрос, касающийся конкретной ситуации, — говорит профессор, заведующий кафедрой детской хирургии ИГМУ Владимир Подкаменев.

Над книгой работали три иркутских хирурга — Владимир Новожилов, Юрий Козлов и Владимир Подкаменев. В учебное пособие также вошли методики других врачей России и мира.

— Здесь участвуют более 30 авторов, из них есть зарубежные авторы, с мировыми именами, которые приняли участие в этом издании. Это имеет большое значение для нашей специальности, детской хирургии, в стране, которая сегодня нуждается в обновлении знаний, — говорит главный врач ИМДКБ Владимир Новожилов.

В прошлом году эти же авторы выпустили пособие по атрезии пищевода. Патологии, которую также первыми начали лечить иркутские врачи. А сейчас они работают над новым изданием, где будут собраны наработки спасения недоношенных детей. Знаний на эту тему мало во всей мировой медицинской литературе.

Источник: http://vesti.irk.ru/news/medicine/230064/

 

Растёт озабоченность педиатров о синдроме встряхнутого младенца (Shaken Baby Syndrome). Трудно выявлять, трудно лечить, трудно предотвращать.

Врачи-педиатры достигли консенсуса в вопросе о том, что синдром тряски младенца является основанным на доказательствах диагнозом. Доклад «Shaken Baby Syndrome: Science vs. Myth» будет представлен на национальной конференции­-выставке Американской академии педиатрии (AAP National Conference & Exhibition 2017) в Чикаго.

Даже легкое встряхивание младенца приводит к таким повреждениям его головного мозга, от которых 10-20% грудных детей умирают, а 75% на всю жизнь получают мозговые травмы, причем никто не знает, когда эти полученные в младенчестве травмы дадут о себе знать.
По неизвестным пока медицине причинам, чаще синдром поражает мальчиков, чем девочек. А виновными, то есть менее выдержанными в обращении с грудными детьми, согласно данным недавних исследований в Швейцарии, являются отцы.
(Источник)

Коллеги, предупреждайте молодых родителей об этой опасности. Редкий родитель в гневе способен нанести прямую травму ребёнку, но проблема в том, что встряхивание обычно не воспринимается как нанесение травмы - оно ведь не оставляет видимых синяков, переломов или других очевидных повреждений. Накричать на ребёнка или встряхнуть его "в сердцах" это то, чем не гордятся конечно, но считают вполне безопасным и иногда позволяют себе МНОГИЕ родители - чтобы "выпустить пар", и "чтобы он, наконец, заткнулся". И нет, они не чудовища после этого, они просто устали и сорвались; к тому же они не представляли себе возможных последствий (потому что вы им не рассказали).

Имейте настороженность на послеродовые депрессии, она в разы повышает риск SBS. Кроме депрессии, этот риск увеличивают:
* возраст родителей моложе 34 лет (особенно ниже 24 лет)
* возраст родителей старше 40 лет
* большая занятость второго родителя на работе
* первичное обращение к педиатру в возрасте ребенка старше 4 месяцев
* первый ребенок в семье
* проживание в отдельно стоящем доме
* проживание на 2-м этаже или выше (особенно на 10-м этаже или выше)
* экономические проблемы семьи
* повышенная плаксивость младенца
(Источник)

 

Синдром детского сотрясения (СДС) - это комплекс негативных последствий травмы головного мозга в результате жесткой тряски младенца. Этот синдром не редкость и не менее 50 тыс. случаев регистрируется только в США ежегодно, но многие страны вообще не ведут учет.
.
.
Порядка 25% пострадавших малышей погибают от последствий травмы мозга
.

 У большинства грудных детей, пострадавших от травмы, возникшей в результате сильного встряхивания, сохраняются стойкие неврологические нарушения, и более 25% их умирает»
А. Г. Румянцев, О. Н. Древаль, В. М. Фениксов (Источник)

 

?Что происходит при СДС?
✅ Мозг ребёнка ударяется о кости черепа, что приводит к его травмированию
✅ Из-за слабости, мышцы шеи не могут противостоять тряске.
✅ Нежные сосуды головы разрываются, что приводит к кровотечениям и кровоизлияниям под оболочки мозга.
✅ Могут сформироваться крупные тромбы в сосудах мозга, что приведет к его набуханию и отеку.
✅ При тряске разрываются мембраны клеток головного мозга, что приводит к его отеку.
.
.
❓Когда происходит синдром детского сотрясения?
? При встряхивании ребенка, когда его большая голова движется вперед и назад
? Если ребенка с усилием кинули даже на мягкую кровать
? При подбрасывании ребенка до 2 лет в воздух
? При автомобильной аварии. При наезде на машину сзади.
✅Обычная игра при подпрыгивании на коленях у взрослого или незначительные падения не могут привести к синдрому детского сотрясения.
.
.
? Кто в группе риска?
В группе риска дети до 2 лет. Поскольку размеры головы относительно туловища большие и мышцы шеи слабые и не способны оказывать должного сопротивления. Кроме этого, тонкие кровеносные сосуды могут порваться от, казалось бы, не длительного воздействия. Однако в группе риска остаются и дети до 5 лет.
.
.
?Кто виноват?
Синдром детского сотрясения – это всегда травма, нанесенная взрослым, который ухаживает за ребенком.

Чаще всего виновниками являются отцы малышей, реже няни и только в 20% матери. К сожалению, в семьях, где употребляют алкоголь или другие психотропные препараты риск СДС у ребенка на много выше. Так же в группе риска семьи с очень молодыми родителями и семьи с неадекватным ожиданием от младенцев.

❗Симптомы СДС.
✔ Сонливость
✔ Судороги
✔ Потеря сознания
✔ Снижение мышечного тонуса
✔ Рвота
✔ Выраженное беспокойство
✔ Нарушение дыхания
✔ Нарушение сердцебиения.
.
В тяжелых случаях возможно обнаружение переломов костей черепа, конечностей, ребер, ушибы.
.
В более легких случаях сначала никакой клиники может и не быть. Но постепенно самочувствие ребенка ухудшается. Набухание мозга может занять несколько дней. И тогда, когда ребенок попадет к врачу, уже может быть слишком поздно.

♿ Последствия Синдрома детского сотрясения.
Как уже говорилось, что больше 25% малышей погибают. Однако, выжившие дети в большинстве случаев нуждаются в медицинской помощи в течение всей оставшейся жизни. К чему может привести СДС?
? Смерть ребенка
? Парезы и параличи
? Умственная отсталость
? Глухота
? Слепота
? Судорожные синдромы

☢ Как обнаружить СДС?
Обнаружение специфических изменений при СДС часто затруднено. Иногда для обнаружения переломов, кровоизлияний приходится применять компьютерную томографию и МРТ головы.

? Профилактика СДС.
⃣ Помните о том, что ребенок кричит не для того, чтобы вас разозлить. Крик – единственный способ выразить дискомфорт. Чаще всего причина плача – колики.

⃣ Помните о том, что ребенок скоро вырастет и перестанет кричать.

⃣ Если вы чувствуете, что злитесь, то отдайте ребенка кому-то из домочадцев, а сами умойтесь или примите душ. Сейчас главное – успокоиться и водные процедуры как нельзя лучше подойдут.

⃣ Если дома никого нет, то оставьте плачущего ребенка в безопасном месте (лучше в кроватке), а сами умойтесь или примите душ. Помните, что от крика никто не умирал, а от тряски – вполне.

⃣ Не подкидывайте ребенка в воздух во время игры до 2 лет

⃣ Ребенок в машине должен быть всегда в автомобильном кресле. Желательно в положении головой вперед перевозить детей до 2 лет.

Поиск по статьям